Make your own free website on Tripod.com

К вопросу об основании первого Русского храма в Брюсселе.
(от придворного храма до Церкви Императорской Российской Миссии в Брюсселе 1816 – 1876г)

 

В 1998 году, в момент написания мной Истории Свято-Никольского собора, мы с покойным протодьяконом Сергием Рейнгардтом обращались в коммуну Иксель на предмет определения адреса первого русского храма в Брюсселе. Старый архивариус показал нам записи в книге, регистрирующей различные учреждения на территории коммуны Иксель в 1847 и 1848 годах, где значилось «Chapelle russe». В этой книге не было адресов, были только учреждения. Я тогда, абсолютно веривший Протоиерею Алексею Мальцеву, утверждавшему ещё в 1905 году, что церковь в Брюсселе основана в 1862 году, воспринял эту надпись как исторический курьёз или архивную ошибку. Однако…

Протоиерей Павел Недосекин.

 

Русский придворный храм в Брюсселе с 1816 по 1830 год.

С самым старым, известным русским православным погребением в Бельгии мы встречаемся на кладбище Эвер в Брюсселе. Оно датировано 1804 годом. Это могила младенца из семьи графа Орлова,  потерявшего свою дочь во время пребывания в Малой Голландии, и которую отпевал православный русский священник.

Известно, что полковые русские священники приезжали в 1813 году в поселения Альсенбeрг и Бeрсель, где был расквартирован во время битвы при Ватерлоо русский казачий полк.

Свящинники сопровождали также особ императорского двора, которые приезжали в продолжении всей первой половины Х1Х века на курорты Остендэ и Спа.

После Версальского Мирного Договора 1815 года Бельгия была присоединена к Нидерландам. Брюссель, главный её город, по сути становился второй столицей после Амстердама. Король Вильгельм I, будучи весьма не популярным в бельгийских провинциях, формально располагал там вторым Двором. Как гибкий политик он периодически жил в Брюсселе, стараясь показать свою близость  к новым подданным.

Его сын Вильгельм (Виллем) II Фредерик Георг Лодевейк Оранский (17921849), женившийся в 1816 году на русской принцессе Анне Павловне, как наследный принц неоднократно по повелению своего венценосного родителя должен был проживать в Брюсселе. Здесь последний был ещё менее популярен, чем его отец. Однако, он наездами проживал в Брюсселе со своим Двором.

По брачному контракту Анна Павловна должна была иметь при своём Дворе домовую церковь со священником и клиром, содержание которых осуществляла Санкт-Петербургская Духовная Консистория.

Условия брачного договора при переезде в Бельгию формально распространялись  и на Брюссельский Двор, где периодически проживала принцесса.

Таким образом, появление первого русского православного храма в Брюсселе было связано с браком русской принцессы Анны Павловны на принце Оранском и относится к 1816 году.

В документах Святейшего Синода этого времени храм Анны Павловны в равной степени называется и Амстердамским и Брюссельским, в зависимости от того, где в это время проживает принцесса. Также он именуется и в документах, связанных с заменой и назначением туда новых священников.

 

dom09 422

 

Так, в переписке Святейшего Синода с Санкт-Петербургской Духовной Консисторией от 12 июля 1825 года мы читаем: «Канцелярия Святейшего Правительствующего Синода просит Канцелярию С-петербургской Консистории доставить ей с сим же посланным сведения, когда именно в Брюссель к церкви Ея Высочества Великой Княгини Анны Павловны определён протоиерей Ермолай Бедринский, сколько получает всего жалованья, какою монетой и откуда? Сведение сие выслать нужно для скорейшего доклада Государю Императору. Июля 12-го дня 1825 года» (РГИА Фонд №796, опись 106, ед. хр. №777, лист №2).

 

 

07-08 021

Богослужебный комплект из массивного золота
из домовой церкви Анны Павловны (начало Х1Х века).
Фотография Архива Русской Эмиграции в Брюсселе.

 

Русский храм придворного духовенства в Брюсселе с 1830 по 1863 год.

 

Бельгийская революция 1830 года свергла власть короля Нидерландов и дала независимость стране. После свержения нидерландской короны русские священники при совершении богослужений в Брюсселе не могли более пользоваться помещением королевского дворца, поэтому они были вынуждены служить в частных домах города.

С 1840 года Анна Павловна стала полновластной королевой Нидерландов, которой была до смерти своего мужа  в 1849 году. В этот период мы встречаем упоминание о нахождении русской церкви в Брюсселе в частном доме. Так, под 1847 годом в архиве коммуны Иксель значится «Chapelle russe», то есть русская часовня, расположенная в одном из жилых домов этого района города.

Практика устраивать церковь на одном из этажей жилого дома сохраняется в Брюсселе и поныне. В таких домах ещё и сейчас устроены храмы Константинопольской, Русской, Сербской, Болгарской и Грузинской Церквей.

 

Анна Павловна

Анна Павловна королева Нидерландов 1840-1849 гг.

 

Вплоть до своей смерти в 1865 году Анна Павловна имела при своём дворе церковь и клириков, находящихся на содержании Российской Империи. Кроме своих придворных обязанностей они окормляли православных русских, находящихся в Нидерландах  и в Бельгии, куда периодически приезжали и где для этих целей имели помещение в одном из частных домов коммуны Иксель города Брюсселя.

В 1905 году протоиерей Алексей Мальцев издал в Берлине справочник «Православные церкви и Русские Учреждения вне России», в котором сообщается, что русский храм в Брюсселе был открыт в 1862 году. Как сопоставить исторические свидетельства о наличии русской церкви в Брюсселе с 1816 года и объяснить это утверждение протоиерея Мальцева?
По-видимому протоиерей Мальцев взял дату основания храма в Брюсселе из  16-го и 36-го номеров журнала «Российский вестник» за 1862 год (стр.26 и 3) из раздела «Современная летопись». В этих статьях бельгийский корреспондент Гюстав ле Молинари сообщает о действиях прибывшего в Бельгию Российского Посланника князя Орлова, который «нанял очень приличное здание за королевским дворцом», в котором устроил церковь, снабдив её предварительно купленной на свои средства утварью. Однако, это сообщение в журнале больше касалось деятельности и личности нового Посланника, и бельгийский корреспондент не утверждает, что церкви или часовни до его прибытия в Брюссель не было.
Сорок лет спустя протоиерей Алексей Мальцев ошибочно мог полагать, что коль скоро в Брюсселе в 1862 году открыли Миссию, где вплоть до его времени, то есть до 1905 года находится церковь, следовательно, это и есть самая первая церковь, открытая в Бельгии.

 

Orloff 003

Подпись Генерал-Адьютанта князя Орлова, 1863 год. Архив Русской Эмиграции, Брюссель.

 

Напротив, исторические свидетельства сообщают нам, что до приезда князя Орлова русская церковь в Брюсселе была.
Это мы узнаём из  воспоминаний российского десидента Х1Х века князя Петра Долгорукова. В июне 1862 года опальный князь приехал в Брюссель, в ноябре основал  там небольшую типографию и стал печатать  «Листок, издаваемый князем Петром Долгоруким». Как вспоминает издатель, некоторые его соотечественники по политическим причинам боялись знакомиться с ним. Так русский священник отец Владимир Ладинский «чтобы не скомпромитировать себя перед петербургским правительством», опасался открыто водить с ним знакомство (Листок, 1863, №7,с.6).
Известно, что первым настоятелем устроенного князем Орловым в Брюсселе храма был священник Николай Белороссив, служивший там с 1862 по 1872 год. А протоиерей Владимир Ладинский до конца 1862 года был в Амстердаме и в начале 1963 назначен в храм святой Марии Магдалины в Веймере (Германия). Тем не менее, вспоминая 1862 год, Долгорукий называет Владимира Ладинского русским священником в Брюсселе, который, судя по контексту воспоминаний, жил там продолжительное время. Долгорукий говорит, как боявшийся скомпромитировать себя отец Владимир, «когда узнал, что над ним за это смеются и называют его трусом, то через полгода… приходит к нам». (выделено мной, Листок, idem). Из этого утверждения следует, что либо этот священник жил в Брюсселе всё это время, либо должен был периодически приезжать туда, так как там его хорошо знали, и более того, целых шесть месяцев могли наблюдать за его поступками. Ответ на этот вопрос мог быть только один: он приезжал в Брюссель для совершения богослужений в существовавшей там домовой церкви. Именно это объясняет наличие записи в брюссельской коммуне Иксель под 1847 и 1848  годом о русском храме.
В нём до начала 1863 года приезжавшие из Голландии священники совершали службы. Это было естественно, особенно после установления между Бельгийским Королевством и Российской Империи в 1853 году дипломатических отношений.

 

Файл:Orlovna.jpeg

Полковник Николай Алексеевич Орлов

 

Именно это и попытался сделать князь Орлов. Он арендовал для церкви в 1862 году большое новое здание, как писали современники, вмещавшее 100 человек, и закупил на свои средства новую утварь, посвятив храм своему небесному покровителю Святителю Николаю. Более того, он хотел открыть в штате своей брюссельской дипломатической Миссии оплачиваемую из Российской Империи должность священника. Здесь он сталкнулся с бюрократическими трудностями. Формально, по документам Духовной консистории, священник в Брюсселе был, так как он назначался ко двору Анны Павловны. Князю Орлову необходимо было разъяснить Консистории и МИДу, что власть Нидерландской короны после  бельгийской революции на Брюссель больше не распространяется. Следовательно, нет юридических оснований рассматривать придворного священника Анны Павловны как священник, назначенного в Бельгию.
Этот вопрос об отдельном содержании русского священника при дипломатической миссии  князем Орловым так и не был решён. Он затянулся на целых 14 лет и получил своё разрешение только 1 января 1876 года.
После перевода в 1869 году князя Орлова в Вену его  преемником на дипломатическом поприще в Бельгии стал граф  Андрей Блудов. В 1871 году он предпринял попытку построения особого храма в Брюсселе. Среди русских, проживавших тогда в стране, был объявлен сбор пожертвований. Приход даже обращался в Святейший Синод с просьбой о содействии. Последний в помощи отказал, выслав на это благое дело символическую сумму в 3 рубля 50 копеек.

 

Признание русской церкви при Российской Императорской Миссии в Брюсселе
в 1876 году и
переезд её на современный адрес.

Ещё несколько лет содержание храма осуществлялось посредством прихожан и личных стараний Российского Посланника. Наконец, в 1876 году было признано его официальное открытие: храм был взят на баланс Российского Министерства Иностранных дел. В «Ведомости о церкви Императорской Российской Миссии в Брюсселе за 1906 год» об этом сказано: «По Высочайшему, Его Императорского Величества повелению, в 13 день декабря 1875 года данному она принята с 1-го января 1876 года в ведение Министерства Иностранных Дел с присвоением ей наименования «Церкви Императорской Российской Миссии в Брюсселе» и с распространением на неё правил, установленных для прочих Посольств и Миссий» (Архив Русской Эмиграции в Брюсселе.).
Когда церковь получила признание в МИДе Российской Империи, в её штат кроме священника были включены ещё два псаломщика. На содержание клира определялось: священнику 3000 рублей и псаломщикам по одной тысяче рублей золотом в год. На содержание храма выделялось 600 золотых рублей ежегодно. В связи с этим Посланник считал себя свободным от несения расходов за аренду церковного помещения, и с 1-го августа 1876 года церковь, освободив старый не известный нам адрес, арендовала новое, более скромное помещение в доме номер 29 по улице Шевалье, где она и пребывает поныне.